Карнеад Киренский

Словарь Брокгауза и Ефрона

Карнеад Киренский в Словаре Брокгауза и Ефрона

Карнеад Киренский - это, что такое Карнеад Киренский в Словаре Брокгауза и Ефрона

(215-130) — ученик и преемник по академии Гегезиппа; изучал стоическую философию, особенно Хризиппа; в 156 г. до Р. Хр. был вместе со стоиком Диогеном и перипатетиком Критолаем в Риме, где произвел большое впечатление красноречием и умением доказывать противоречивые тезисы с одинаковой силой. Считается родоначальником третьей, или новой, Академии; развил скептическое учение со стороны положительной, т. е. добавил учение о вероятности и ее степенях, пополнив таким путем скепсис Аркезилая. Сочинения К. до нас не дошли. Он полемизирует против возможности знания вообще и против науки в той ее форме, которую он застал в Греции, т. е. против стоицизма, отчасти и эпикуреизма. Знание невозможно, потому что нельзя найти критерия истины, т. е. такого признака, по которому можно отличить истинное представление от ложного; это одинаково применимо как к ощущениям, так и к понятиям. Φαντασία καταληπτική, т. е. представление, которое само по себе имеет характер истинности, как учили стоики — заключает в себе противоречие. Но и доказательство невозможно, ибо оно ведет в бесконечность: каждое доказываемое положение основывается на другом, это — на третьем и т. д. Если же остановиться на каком-либо положении, то окажется, что само доказательство не доказано. Невозможно доказательство и со стороны содержания, которое, по мнению Карнеада, заимствуется рассудком из восприятий — а в них нет возможности различить истинное от ложного. Особенно подробно опровергал К. стоическую физику и теологию, указывая на догматичность стоической теологии. В понятии божества К. указывал противоречие признаков — личности и бесконечности. Личность непременно вносит ограничение в понятие бесконечности; такое же противоречие и в признаках жизни, и вечности: живой Бог не может быть вечным. Жизнь предполагает ощущения, ощущения — изменчивость, что противоречит неизменности божества. По таким же основаниям К. не находит возможным приписать божеству добродетели — мудрость и проч. Далее, Бог не может быть ни телесным, ни бестелесным; он не может быть ни ограниченным, ни безграничным. Но отсюда нельзя еще заключать, что К. был атеистом; он отрицал только возможность познания божества. Он ратовал также против предсказаний и мантики вообще, возражая против стоического фатализма; целью его при этом, очевидно, была критика учения о причинности, а не защита свободы как таковой. Подобно софистам, К. отрицал естественное право, ссылаясь на изменчивость нравственных воззрений и положительных законодательств у различных народов. Невозможность истинного познания не исключает некоторых предположений, более или менее вероятных, в которых человек нуждается для практической деятельности. Отсюда учение К. о вероятности и трех ее степенях: первая степень (πιθανή φαντασία) — представление, вероятное само по себе, но не имеющее подтверждения в других представлениях; вторая степень вероятности — та, которая не опровергается другими представлениями; третья, высшая — представление, не опровергаемое, а подтверждаемое другими представлениями. Это учение К. несколько напоминает теорию Милля о возникновении необходимых истин. Школа К. скоро выродилась в эклектизм. Наиболее известный ученик К. — Клитомах. О К. мы знаем главным образом из сочинений Секста Эмпирика, Диогена Лаэртского и Цицерона См. Gouraud, "Dissertatio de Carneadis vita et placitis" (П., 1848). Оценка К. как философа см. Скептицизм.

Источник: Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона


Смотрите также

Барабинцы Сива река